Речной Вокзал

Речной Вокзал: Russian Dreams

Поминки по-русски в двух действиях

ОТЕЦ, к семидесяти
СЫН, за сорок

Из прошлого:

Толя, юноша

Оля, девушка

Мама, к сорока

Папа, тоже

Из будущего:

Анатолий, больше пятидесяти

Из вечности :

МАТЬ, моя бабушка, мама моего отца

Восемь: три женских роли, пять мужских. Время действия - между прошлым и будущим. Место действия - mindscape.

"Речной Вокзал" - станция метро, конечно, и тогда была конечной. Никакого вокзала на реке я не помню, да и не река это, кажется, а канал. Никто не прибывает на этот Сталинский выстовочный вокзал, да и отбыть можно было разве что на теплоходе до Москвы-реки и Кремля - и обратно. Об этом "обратно" и история. Принято считать, что время течет и ничего не возвращается. Оно так и есть, да только в России, а может быть это "Московское Время" все течет быстро и всегда возращается.
Hе мне судить, хорошо это, плохо - я по этой реке плыву больше пятисяти лет и время на суд у меня не осталось. Они говорят "река времени" - а ведь вода эта я и сколько меня утекло, так что же тогда возвращается? И что это за вокзал такой впереди? Или действительно, никто не прибывает на этот вокзал, название одно.

Anatoly Antohin

Notes

I suspect that I will need many pages before I can come with a draft of the play. Боюсь, придется мне много обьяснять. Не хочется. Пишу как Бог на душу положит, вы сами разбирайтесь. Что же делать? Тридцать лет назад я даже и знал, как обьяснить. Теперь знаю, да не хочется этого разговора.

Действие Первое: Утро Первого Мая, 1994, Москва

Акт Второй: вечер того же дня, там же.

Двухкомнатная квартира, дверь на болкон, дверь в коридор, стол раздвинут, диван, книжная стенка, кресло, стулья.

Первый раз пишу пьесу "без бумаги" - сразу на сетевых страницах, поэтому и оставил в эту структуру из ссылок в WebPlay directory.

Не знаю, что из этого получится, но это вовсе не значит, что ставить нужно каким-то специальным способом. Сам я ставить свои пьесы не могу, много лет назад дал себе обещание больше этого не делать.

У меня странное впечатление от этой пьесы. Во-первых я больше двадцати лет пьес по-русски не писал. Во-вторых, она мне кажется очень простой: приехал сын на поминки матери, уговаривает отца ехать с ним на Аляску, к внукам, после кладбища и поминок отец решает не ехать. Вот и все, сын, это я, все имена оставил, как есть, уезжает один в Питер и свою Америку.

Почти как у Чехова, ничего особенного не происходит... если бы не эти мертвые души, которые действуют как живые - и даже убирают посуду со стола.

Их шесть теперь. Тут русский реализм попадает в зону постмодернизма. Это, если смотреть со стороны, а из нутри это та же вполне натуралистичная картина. Ну так что, что Мама, Папа, Оля, Толя из прошлого, времена оттепели, но и что, что Мать вообще неизвестно из каких времен... или этот Анатолий, тоже я, мочит он много, этот американец.

У меня, конечно, свои обьяснения и оправдания: "Стеклянный Зверинец" назван "пьеса памяти" и Том говорит об этом зрителям впрямую, а этот Призрак в "Гамлете"?

Короче, я за "души" не извиняюсь, не такие они уж мертвые, это еще надо присмотреться, кто мертвый, а кто живой. К актерам: не читайте эту муру, тот же Гамлет ведь мертвый, играть надо живых. И они живые.

Кажется у пьесы есть продолжение - "Весенние Каникулы" - дейсвие происходит сейчас, 2002, или в следующем году, но по-ангийски. "Spring Break" -- это, когда я Отец, а Сын - мой старший сын...

Act I